live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Ярослав ГРИЦАК: Украинцами являются все, кто чувствует в отношении Украины свой долг


фото: Володимир_Ф/commons.wikimedia.org
В Украине сейчас надо дискутировать не об идентичности, а об институтах, которые могли бы сделать государство сильным

Такое мнение в эксклюзивном комментарии "Эспрессо.Запад" высказал историк, профессор Украинского католического университета Ярослав Грицак.

Какова Украина и украинцы

Украина второсортная, слабая, достаточно бедная страна, имеющая все основания быть сильной, находиться в высшей лиге и быть субъектом, а не объектом в истории. И это самый большой вызов для нас – как выйти из одного состояния и перейти в другое. Украина и в 1991 году и сейчас имеет все возможности быть не тем, кем является сейчас, а успешной страной. К сожалению, этого не происходит, и считаю, что это главный вопрос, который мы должны себе ставить.

Успешные страны те, которые включают людей, а не исключают. То есть те, которые могут больше всего населения привлечь к себе, а не те, которые, условно говоря, выдвигают условия: кто является правильным, а кто нет. То есть должен быть принцип максимальной инклюзивности, а не эксклюзивности. Поэтому считаю, что нет смысла обсуждать, кто такие украинцы – в смысле курносые, блондины, чернокожие, белокожие, русскоязычные, украиноязычные, какие в них должны быть правильные фамилия или ориентация. Украинцами являются все те, кто чувствует себя в Украине, кто испытывает по отношению к ней свой долг.

Нация украинцев – это не про физические характеристики. Нация – это о том, что в голове и в сердце жителей. Вот если Украина для них дорога, а кроме того, у них есть уверенность, что она должна занять место на карте мира, которое заслуживает, тогда я не вижу, почему кто-нибудь из этих людей не должен включаться в категорию украинцев по какому-либо физическому или другому принципу.

Насколько прочная украинская идентичность

Идентичность – это будто огонь. Она разгорается или затухает. Нет постоянной идентичности. Она больше поднимается во времена кризиса. Чем больше кризис – тем сильнее идентичность. И в этом смысле сильнейшая украинская идентичность была в 2014-2015 годах, когда существовала реально большая угроза, когда ощущение было, что война может прийти в твой дом. Сейчас этой угрозы нет – по крайней мере, она так остро не чувствуется. И поэтому для многих украинцев вопрос идентичности так остро не стоит.

Считаю, что главное на повестке дня в Украине – это вопрос не о идентичности. По моему мнению, украинская идентичность достаточно сформирована. По крайней мере, она не хуже по качеству, чем британская, немецкая или польская. Наше впечатление, что украинская идентичность уступает им, построено только на том, что мы не знаем истории этих стран. Если бы мы поехали в Германию, Израиль или Польшу, то увидели бы, какие там острые дискуссии, там иногда бывает острый язык ненависти одной группы против другой.

То есть мое мнение заключается в том, что вопрос идентичности интересен и уместен, но он не первостепенный. Мы должны дискутировать не об идентичности, а об институтах. Как построить государственные институты, которые могли бы сделать Украину политически и экономически состоятельным государством, ввести Украину в первую лигу. Потому что, к сожалению, ситуация такова, что мы имеем все основания быть в первой лиге, но медленно спускаемся в лигу третью. Это надо прекратить. И для меня с этой точки зрения наиболее важной сейчас является дискуссия, как сформировать независимую судебную систему, а не то, кто является украинцем.

Как жить украинцам с разной исторической памятью

Главная разница между украинской и российской исторической памятью – это то, что в России одна-единственная историческая память, и она предоставляется сверху. В Украине же существует несколько различных памятей. Достаточно проехаться Белгородской областью и Харьковской областью, чтобы это понять. В Белгородской вы увидите памятники только одного типа, а как приедете в Харьков, то там столько разных памятников – от националистов до Второй мировой войны.

Украина настолько разнообразна, что здесь трудно установить одну модель памяти. И считаю, что это преимущество. С одной стороны, это, конечно, трудно, а с другой – это дает нам демократию bydefolt (по умолчанию. – Ред.). У нас невозможен вариант Лукашенко или Путин.

Но на самом деле у нас, несмотря на разногласия, формируются островки консенсуса. И они довольно прочные. Такими островками является то, что украинцы в большинстве своем считают, что Киевская Русь была украинским государством и киевские князья были украинскими князьями. Второй очень важный консенсус в отношении казачества как центрального момента украинской истории. И здесь Хмельницкий всегда выходит на первое место, независимо от того, восток это, запад, север или юг Украины.

Третий и, по-моему, наиболее важный консенсус – это то, что украинцы считают Сталина преступником. В отличие от русских, они не приписывают ему каких-то больших исторических заслуг – мол, поднял страну с колен, принял "страну плуга" и сделал из нее "страну ракет". В Украине этого нет – украинцы четко знают, что Сталин был палачом. И поэтому самый большой консенсус последних 10-15 лет – это единое мнение относительно Голодомора. Украинцы во всех регионах считают, что Голодомор был, что он был спланирован из Москвы и непосредственным его виновником был Сталин и, что наиболее важно, что Голодомор был геноцидом.

Где у нас нет согласия и, считаю, долго еще не будет, – это по Второй мировой войне. У нас существуют две ее версии – Великая отечественная против Второй мировой. Это отражает реальную ситуацию, которая была во время войны в разделенной Украине. И, очевидно, герои для одного региона не могут быть героями для другого. Считаю, мы будем об этом еще долго дискутировать, видимо, очень долго. Не знаю, всегда ли, но думаю, что с этими дискуссиями можно жить. Эти дискуссии временами неприятные, порой острые, но они не смертельны.

Для меня важно, чтобы эти дискуссии мы вели в стране богатой и достаточно сильной, в стране благосостояния, а не в том состоянии, что у нас сейчас. Если мы ведем такую дискуссию в нынешнем состоянии, то очевидно, она может нести определенную угрозу для нашего государства. Если бы мы были в другом состоянии, то этой угрозы не было бы. Посмотрите на соседнюю Польшу. Она в последние годы просто утопает в языке ненависти между двумя различными группами поляков. И их точка отсчета – не война или какие-то другие периоды истории, это 1989 год, когда Польша вышла из коммунизма. Поляки спорят, но это не мешает им быть одним из крупнейших государств – политических лидеров в регионе и экономической силой. Я очень хотел бы для Украины такого же состояния.

Напомним, 24 августа, в День Независимости на "Эспрессо" продолжается проект "Украина – это мы!", целью которого является помочь украинцам лучше узнать самих себя. В рамках телемарафона речь пойдет об украинцах, о тех чертах, явлениях, людях и событиях, которые можно назвать объединяющими.

новости партнеров

25 февраля, 2021 четверг

24 февраля, 2021 среда

23 февраля, 2021 вторник

22 февраля, 2021 понедельник

25 февраля, 2021 четверг

24 февраля, 2021 среда

23 февраля, 2021 вторник

22 февраля, 2021 понедельник

21 февраля, 2021 воскресенье

20 февраля, 2021 суббота

Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Введите слово, чтобы начать