live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Академик Андрей Сибирный: "Стипендия аспиранта – 4000 гривен. Фактически это – ноль"


фото: facebook-сторінка Максима Козицького
Как в условиях тотального недофинансирования науки Институту биологии клетки НАН Украины удается работать над разработками мирового уровня.

"Львовские ученые будут работать над созданием вакцины от коронавируса" – на этой неделе эту новость не обсуждал разве что ленивый. Ученые из Института биологии клетки НАН Украины подали на рассмотрение Национального фонда исследований Украины 12 проектов. Финансирование получат на три из них – создание антибиотиков, наноэнзиматического набора для анализа глюкозы и портативных "наносенсоров" для количественной детекции глюкозы, молочной кислоты и спиртов, а также разработку вакцины от SARS-CoV2. Работы продлятся до конца следующего года. "Еспресо.Захід" встретился с директором Института биологии клетки НАН Украины, доктором биологических наук, профессором, академиком НАН Украины Андреем Сибирным, чтобы расспросить ученого о перспективах создания отечественной вакцины от коронавируса и вообще о будущем украинской науки.

– Долгое время в СМИ (даже такого уровня как The New York Times) обсуждались различные версии источника происхождения вируса. Выдвигались гипотезы, что этот вирус мог быть создан искусственно или иметь природное происхождение, но случайно "убежать" с Уханского института вирусологии. Напомню, собственно с китайского Уханя пандемия и начала свое победное шествие по миру. Лично я не сторонник конспирологических теорий, но интересно было бы услышать ваше мнение по этому поводу.

– Я – не специалист по эволюции вирусов, поэтому мое мнение базируется лишь на данных литературы. В одной из статей, которая меня заинтересовала, речь шла о том, что вероятность того, что этот вирус является "рукотворным", невероятно низка. В этой же статье были описаны промежуточные этапы эволюции вируса SARS-CoV (того, который был 17 лет назад) и SARS-CoV2, с которым человечество имеет дело теперь. Эти вирусы и раньше встречались в дикой природе, но люди ими не заражались. По некоторой информации, это стало возможным из-за употребления в пищу диких летучих мышей, что имело место в Китае. Трудно сказать, так ли оно было на самом деле – поиски ответа на этот вопрос продолжаются. Появление SARS-CoV2 наглядно демонстрирует, что эволюция вирусов происходит буквально на наших глазах – намного быстрее, чем в высших организмах, и мы ее за свою жизнь можем и не заметить. Вот возьмем вирус иммунодефицита человека. Его в 1979-1980 гг. точно не было, но он был у приматов. Или вирус Эбола – его также ранее не было. Болезнь, которую вызывает этот инфекционный агент, намного страшнее COVID-19. Смертность – 80%! К счастью, этот вирус оказался не столь заразным.

– Потому что человек с лихорадкой Эбола начинает быть заразным, когда у него появляются симптомы. Фактически, когда он уже не может подняться с постели. А вот COVID-19 нередко имеет бессимптомное течение. И инкубационный период длится 14 дней. Хотя, по некоторым сообщениям, он может затянуться и до 28... Можете успокоить наших читателей, заверив их, что в ближайшее время подобные вирусы не появятся?

– Нет, я не такой оптимист (улыбается). Возьмем предшественника SARS-CoV2 – SARS-CoV. Смертность от него была выше (в среднем 10%). Но он появился внезапно, так же внезапно и исчез. Был еще один подобный, но более патогенный вирус MERS (Middle East respiratory syndrome), который циркулировал преимущественно на территории Саудовской Аравии, Турции и Ливана. Смертность от него достигала 38%! Этот вирус также исчез, а вот SARS-CoV2 почему-то не исчезает. Я – не эпидемиолог, поэтому мне трудно делать какие-то прогнозы, но предполагаю, что и этот вирус также может исчезнуть сам по себе.

– И когда это случится?

– Когда большинство популяции вступит в иммунную устойчивость к нему, то есть либо вакцинируется, или переболеет. Не обязательно даже, что человек будет знать о том, что болен. 80% переносят это заболевание бессимптомно. 20% болеют, но из них 80-90% – умеренно. Остальные, к сожалению, умирают. Это – преимущественно люди, имеющие сопутствующие заболевания.

– Ежегодно вирус гриппа видоизменяется. Поэтому каждый год состав вакцины от гриппа приходится менять. С коронавирусом такого не будет?

– Преимущество этого вируса в том, что он гораздо меньше изменяется, чем вирус гриппа.

– Из чего вы будете создавать вакцину от SARS-CoV2?

– Будем создавать микробные продуценты поверхностных белков коронавируса (его "короны"), которые и будут служить вакциной. В этих белках есть фрагменты, которые, согласно данным из литературы, не только не защищают от болезни, а наоборот, активируют ее. Будем синтезировать в клетках дрожжей вирусные белки, не содержащие этих фрагментов. Но будут ли эти белки действовать как вакцина? Если они будут малоэффективны, придется вводить их в больших количествах.

– Но разве это хорошо для организма, когда в него попадет большое количество чужеродного белка?

– Не очень хорошо, так как это может спровоцировать повышение температуры тела, аллергические реакции и тому подобное. Но мы не можем сейчас предсказать как будет – нужно исследовать.

– Почему ученым так и не удалось создать вакцину от SARS-CoV?

– Как я уже говорил, этот вирус исчез сам по себе, а если нет заболевания, то и нет смысла вакцинировать людей. Разработка вакцины требует больших средств. Но был еще один важный момент, о котором я также упоминал, – вакцина, над которой работали исследователи, активировала заболевания. Это явление называется "антителозависимым усилением инфекции" (ADE, antibody-dependent enhancement). Антитела к определенным фрагментам белка вакцины, связываясь с вирусом, проникают не через обычные рецепторы в альвеолах легких, а через другие рецепторы клеток иммунной системы. То есть в организм человека вирусы попадают окольным путем и берутся разрушать лимфоциты и другие клетки иммунной системы, вызывая таким образом заболевание.

– Если вакцина может вызвать болезнь, то теоретически она может ее и лечить?

– Вы правы. Есть две субъединицы (вирусного белка. – Авт.): одна содержит участок, связывается с человеческим рецептором, а вторая не содержит такого участка, но содержит такие пептиды (фрагменты белка), которые, кроме вакцинного действия, проявляют также терапевтическое, то есть лечат заболевание у заболевших. Мы хотим исследовать оба эти действия.

– Насколько безопасны исследования, которые вы собираетесь проводить? Нет риска, что кто-то из работников инфицируется коронавирусом?

– Наработка белков вакцины, которая будет проводиться в нашем Институте, – вполне безопасна. Исследования на мышах также являются безопасными, а вот заражения мышей SARS-CoV2 – это уже опасно. Это можно делать только в вирусологической лаборатории высшей степени безопасности. Но ни одной такой сертифицированной лаборатории в Украине нет. Считаю, что это – вопрос государственной важности. Планирую его поднять на встрече в Офисе президента, которая состоится в понедельник, 14 сентября.

– Насколько финансово мотивированы ваши работники? Сколько будут получать за участие в проектах?

– Не открою тайны, если скажу, что состояние науки в Украине – плохое. Заработная плата – чрезвычайно низкая, поэтому молодые дарования не хотят идти в науку. Стипендия аспиранта – 4000 гривен. Вскоре будет 5000, но фактически – это ноль. Китайским аспирантам, которые у нас учатся, стипендии платит китайское правительство – по 700 $. Это – примерно 20 тысяч гривен. Я не говорю, что наши аспиранты должны получать 20 тысяч. Хорошо, если 20 тысяч директор Института имеет (улыбается). Но хорошо бы, чтобы хотя 10 тысяч они получали. Молодым участникам проекта будем доплачивать от 10 тысяч. То есть 5000 у них будет стипендия, 10 – гарантированно получат из гранта, и это уже будет что-то. Конечно, мы еще не знаем, будет ли фонд (Национальный фонд исследований Украины. – Авт.) наполнен деньгами. Надеемся, правительство выделит обещанные средства. Медики, которые будут работать с мышами, получат 1 млн. гривен, а мы – 9 млн.

– Часть этих средств пойдет на закупку оборудования?

– У нас есть почти все базовое оборудование, необходимое для клонирования генов. Нет только биореакторов, в которых могли бы культивировать продуценты вирусных антигенов. У нас нет прибора для анализа экспрессии генов. Закупим также реактивы, потому реактивы под новые проекты всегда покупаются новые. И здесь мы полностью зависим от импорта, так как Украина не выпускает ни научного оборудования, ни реактивов. Ежедневно проводят ПЦР-диагностику на коронавирусную инфекцию. Все это – из импортируемых компонентов. У нас нет ничего своего. Государство 29 лет не занималась наукой. Бюджетного финансирования Академии наук хватает только на заработную плату, а на коммунальные платежи уже не хватает. В последние пять лет я должен был сократить штат.

– Хорошо, а сколько тогда средств выделяется на проведение научных исследований?

– Ноль гривен. Это – парадоксально, потому что зарплату ученым платят, но на проведение научных исследований денег не дают.

– Они могут получать необходимые суммы с грантов...

– Те гранты, которые дает Академия наук, минимальны. Есть 7 или 8 таких грантов. В сумме это – несколько тысяч гривен в год. Это – чрезвычайно малые средства, за них много не сделаешь. Есть еще польские гранты, были еще американские. Но это только единицы имеют зарубежные гранты. В целом ситуация очень сложная.

– Возможно, не стоит тогда финансировать всех подряд – на это денег точно не хватит, а проводить какую-то селекцию?

– Есть институты, которые ничего серьезного не делают, а есть – которые работают на международном уровне. Но зарплату все получают одинаковую. Поэтому надо провести кардинальную реформу управления Академии наук – основной (согласно Конституции) научной организации государства.

50% государственного финансирования на науку идет на Национальную академию наук и 50% – на Министерство образования и науки, отраслевые академии наук и т.д. Многие говорят о том, что нужно увеличить финансирование. Но если просто увеличить финансирование без оценки наследия, проблемы это не решит. Надо оценить, какие учреждения, организации и подразделения в этих сложных условиях достигли международного уровня. Институт микробиологии и вирусологии им. Д. К. Заболотного, директором которого является мой хороший знакомый, академик Валентин Подгорский, продал несколько лицензий за границу, в том числе в Испанию, ЮАР, Словакию, США. Вот этот институт заслуживает поддержки государства.

– Как думаете, когда украинский бизнес начнет интересоваться разработками отечественных ученых? У вас, например, было сотрудничество с ПАО "Фармак" – одной из старейших фармацевтических компаний Украины...

– Было. Компания заинтересовалась нашими наработками – эффективным генно-инженерным продуцентом фермента аргининдезиминазы, обладающим выраженным протиопухольным действием на некоторые агрессивные опухоли, в частности гепатокарциному (рак печени). Некоторое время мы получали финансирование, но это бизнес. Бизнес может что-то финансировать только если видит, что будет с этого прибыль. В компании подсчитали, что эта прибыль призрачна.

– То есть эту разработку забросили?

– Почему же? На сегодня она находится на этапе клинических испытаний. Не проработан еще протокол практического применения. Этим ученые как раз и занимаются.

– Тогда почему компания решила, что не получит с этого выгоды?

– Украинский рынок – небольшой, а на Запад фармпрепараты из Украины еще никто не продал. Это очень сложно. Российский рынок отпал в связи с политическими событиями. Но ситуация в перспективе может измениться. Кроме того, у нас есть много других интересных наработок. Например, у нас есть отдел регуляции пролиферации клеток и апоптоза, который возглавляет член-корреспондент НАН Украины, профессор Ростислав Стойка. Этот отдел занимается проверкой потенциально противоопухолевых препаратов, которые синтезируют в Львовском медуниверситете. Некоторые вещества оказались очень перспективными.

Есть отдел аналитической биотехнологии, который возглавляет профессор Михаил Гончар. Профессор занимается разработкой биосенсоров и также получил грант от Национального фонда исследований. Кроме меня и профессора Гончара, грант получил также мой заместитель, старший научный сотрудник Института, доктор биологических наук Константин Дмитрук, который работает над созданием нового антибиотика. Я считаю, что эти два проекта намного интереснее моего, но сейчас все внимание приковано к пандемии коронавируса и возможностей его преодоления.

– Иностранцы интересуются разработками украинских ученых?

– Если разработка международного уровня, то конечно, интересуются.

Теперь мы занимаемся созданием дрожжевых продуцентов рибофлавина (витамина В2), который в основном используется как дополнение к кормам птицы и свиней. Мировой рынок витамина В2 составляет 250 млн. долларов. Украинский рынок рибофлавина – около 2 млн. долларов и мы покупаем его в Китае (эта страна является крупнейшим производителем витамина В2). Теперь работаем с такими штаммами дрожжей, которые синтезируют больше рибофлавина, чем им нужно, примерно в 1000 раз. Что самое интересное, они синтезируют его не из глюкозы (глюкоза – дорогая), а из лактозы или молочной сыворотки (побочного продукта при производстве сыров), которая, как правило, выливается в канализацию. Следовательно, мы можем перерабатывать молочную сыворотку на полезный продукт. Мы эту разработку патентуем в Польше, затем – в Евросоюзе и, возможно, что-то получится. Посмотрим.

– Вы отслеживаете конкурентов? В мире разрабатывается более ста вакцин...

– Такого типа вакцины, как у нас, никто не разрабатывает. По крайней мере такой информации я в литературе не нашел. Но не могу сказать, что это что-то совершенно новое – существуют и другие вакцины на основе синтеза специфического белка в дрожжах.

– А что вы думаете о российской вакцине? ВВС Украина со ссылкой на одного из госслужащих системы здравоохранения США, пожелавшего остаться инкогнито, сообщил, что американцы не хотят испытывать ее даже на обезьянах – не то, что на людях.

– Российская вакцина – на основе полноразмерного S белка короны SARS-CoV-2, то есть она может усугубить заболевание. Но я так сразу ее не критиковал бы. Россияне уже проверили свою вакцину на 67 добровольцах – молодых военных. Насколько это показательно? Надо прежде всего проверять на группах риска. Но начало уже заложено, потому что если бы вакцина плохо действовала на молодых здоровых добровольцев, то тогда сложно. Конечно, применять эту вакцину в медицинской практике еще рано.

Вакцина шведско-британской фармацевтической компании Astra Zeneca, которую она разрабатывает совместно с учеными из Оксфордского университета, – идентична. Также производится аденовирусами, которые сами по себе не могут размножаться в человеческом организме. Но пока третий этап клинических испытаний приостановлен, потому что у одного из вакцинированных обнаружили воспаление спинного мозга. Неизвестно, это – стечение обстоятельств, вызвано вакциной.

– Насколько дорогой будет наша, украинская вакцина?

– Дрожжи легко культивировать. Это – простые среды. Среды для животных клеток в 100 раз дороже! И скорость роста дрожжей высокая. Дрожжи размножаются раз в 2 часа, в то время как человеческие клетки – раз в пять дней. Разница огромная! Наша вакцина будет стоить значительно дешевле. Но пока Украина не разработала ни одной вакцины.

– Министр здравоохранения Максим Степанов пообещал возобновить производство вакцин в Украине.

– Это было бы хорошо. Если какой-нибудь бизнес заинтересуется этим научным проектом, сможет на нем заработать неплохие деньги. Но должна быть высокая культура производства.

– Что вы имеете в виду?

– Сейчас в Украине нет ни одного промышленного биореактора. Это – одна из причин, почему "Фармак" отказался с нами дальше работать. Им пришлось бы покупать биореакторы, а это – колоссальные инвестиции. Один промышленный биореактор стоит миллионы долларов! Бизнес сразу возьмется подсчитывать потенциальную прибыль, а есть вероятность, что SARS-CoV-2 вообще исчезнет. Тогда этот вопрос потеряет актуальность...

новости партнеров

25 февраля, 2021 четверг

24 февраля, 2021 среда

23 февраля, 2021 вторник

22 февраля, 2021 понедельник

25 февраля, 2021 четверг

24 февраля, 2021 среда

23 февраля, 2021 вторник

22 февраля, 2021 понедельник

21 февраля, 2021 воскресенье

20 февраля, 2021 суббота

Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Введите слово, чтобы начать