live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

"Всю дорогу молился, думал, не дойду", – боевой медик Андрей Кавф о выходе из Луганского аэропорта

Сейчас он живет мирной жизнью. А шесть лет назад в это же время думал, как бы выжить.

В ночь на 1 сентября 2014 года украинские защитники вышли из руин аэропорта после 146 дней его обороны. Боевой медик Андрей Кавф, на позывной "Глобус", был в третьей группе выхода из аэропорта. После нелегких боев в 2014-м продолжил службу в армии по контракту еще на несколько лет. Сейчас преподает тактическую медицину в учебном центре. "Мне нравится преподавать, ведь я немало научился в бою, а не так, как пишут в книге", – говорит Андрей Кавф.

– Андрей, сегодня шестая годовщина выхода из окружения Луганского аэропорта. Вы попали на аэродром в составе 80-й десантно-штурмовой бригады во время шквалистых и горячих боев. У вас была чрезвычайно ответственная миссия – спасать раненых защитников. Что побудило вас без военного опыта пойти в военкомат и записаться в армию добровольцем и еще и боевым медиком?

– Я всегда был патриотом. Все революции, проходившие в независимой Украине, не прошли мимо меня. В 2004 году Оранжевая революция, далее – Революция Достоинства. Я не мог стоять в стороне от этих событий. Когда началась война, я часто слышал в новостях, что на передовой нужны медики. Поскольку окончил медицинский колледж, имел медицинскую специальность, пошел в военкомат добровольцем. Долго колебался, но события на фронте побудили к действиям. После Крыма я уже знал, что идет конкретная оккупация Украины.

– Вы записались в армию в июле. К тому времени в аэропорту уже были массовые атаки. Как было работать на передовой?

– Я был хорошо подготовлен. Не боялся ничего. Лечил раненых в подвале, света не было, выручал фонарик, который я привез с собой. Боевое крещение я прошел в поселке на Луганщине, в 11 километрах от российской границы. Город имел стратегические дороги в направлении Луганска, который в то время был почти в окружении. Тогда еще не очень понимал, что происходит. Обустроил медицинский пункт на первом этаже, но после первого обстрела понял, что все нужно устраивать в подвальных помещениях. Нас обстреливали постоянно. После 24 августа попали в окружение и приняли решение покинуть населенный пункт.

"29 августа уже ходили слухи, что будет наступление, все активно готовились, окапывались. А 31 августа в 6 утра – боевая тревога. Обстрел длился 4 часа. Атмосфера у нас тогда была такая, что мы готовы были погибнуть"

– И тогда двинулись в аэропорт...

– Да, перед самым штурмом. Все войска туда собирали. 29 августа уже ходили слухи, что будет наступление, все активно готовились, окапывались. А 31 августа в 6 утра – боевая тревога. Обстрел продолжался 4 часа. Атмосфера у нас тогда была такая, что мы готовы были погибнуть. Очень патриотично все были настроены. Помню раненого парня, которого я затянул в бункер. У него была небольшая контузия, мы предоставили нужное лечение. Только ему стало немного лучше – пошел воевать дальше. Ребята часто говорили: "док, уколи обезболивающее, потому что нужно идти дальше". Никто в бункере не хотел задерживаться.

– Ни для кого эта война не проходит бесследно. Военные действия – это всегда потери. Вы, как медик, тоже, наверное, видели немало. Что было самым трудным?

– Поддерживать моральный дух солдат. Я человек положительный, в окопах было нелегко, но я старался держать ребят в хорошем настроении. Я постоянно ходил и улыбался им, подбадривал, говорил, что все будет хорошо. Мы все были очень дружны. Я не всех их знал. Был период, когда приехали во Львов, гулял по городу, ко мне подходили, благодарили, а я не знал даже, кто это.

"Были моменты, ребята были готовы уже к рукопашному бою. По Луганскому аэропорту ездили российские танки, а стрелять нам уже нечем было"

– А стреляли?

– Приходилось, но не могу сказать, что вел огонь в определенную точку. Сделал перевязку, вылез из окопа, отстрелялся и снова вернулся спасать жизни защитникам. Были моменты, ребята были готовы уже к рукопашному бою. По Луганскому аэропорту ездили российские танки, а стрелять нам уже было нечем. Мы были в окружении, с боеприпасами было трудно. Бой целый день вести невозможно. Любое подразделение не рассчитано на долгое ведение боя. Тем более десантники. Не наша работа удерживать позиции. Как мы шутили между собой: "прилетаем, побеждаем и улетаем".

– Вот Вы говорите, что видели российские танки вокруг аэропорта. В плен удавалось кого-нибудь брать?

– Да, накануне обстрела. Трое кадровых российских военных приехали на бензозаправку. Имели при себе документы. Говорили, что заблудились на учениях. Мы их в штаб наш отвели как пленных.

"Мне случай запомнился: слышу свист снаряда и сразу падаю на землю. Так раз 15. А на мне бронежилет, каска, медицинская сумка. Я говорил, что если еще раз упаду, то больше не встану"

– А потом был выход из адского окружения. 31 августа в аэропорту все пылало, колоннам приходилось выходить под шквальным огнем. Группа шла 17 километров пешей колонной...

– Нас поделили на четыре группы: первая – разведгруппа, за ними еще одна, потом медики и еще одна группа замыкала. За нами приехала одна машина. Конечно, мы все в нее не поместились. Погрузили всех раненых, вещи и отпустили. Машина уехала, а мы начали отступать. Мне случай запомнился: слышу свист снаряда и сразу падаю на землю. Так раз 15. А на мне бронежилет, каска, медицинская сумка. Я говорил, что если еще раз упаду, то больше не встану. Это был самый тяжелый момент, я всю дорогу молился. Думал, не дойду. Но должен был дойти, потому у меня была тетрадь, где записывал всех раненых.

– После аэропорта Вы еще несколько лет прослужили в армии по контракту. Теперь преподаете. От многих военных слышу, что настоящая война отличается от того, что написано на бумаге. Вы что скажете?

– Согласен. Не знаю, как сейчас, но во время службы мне очень хотелось поменять наполнение медицинской сумки. Вообще нужно пересмотреть должностные инструкции боевого медика. Например, бронежилет весит 14 килограммов, а у медика еще медицинская сумка, которая весит 20-25 килограммов. Тогда как военный, кроме бронежилета и автомата, ничего не несет. Для медиков пластины надо было бы сделать легче. Удобную каску.

– Сейчас мало вспоминают о военных, не так ли?

– Наше общество вообще безразличное, у людей никакое отношение к военным, защищающим их. Очень неприятно. Я постоянно езжу за город и почти всегда на нашем автовокзале у меня проблемы с приобретением билетов. Как-то я даже чуть не вызвал полицию. Вроде мелочь, но неприятно. А еще и с нынешней властью. Немало ребят возлагали на Зеленского большие надежды, но разочаровались сильно. К сожалению, у нас нет государственной программы, которая популяризировала бы защитников, зато есть широкая политическая пропаганда. В нашей стране ребенок расскажет, за кого надо голосовать, а о защитниках не вспоминают.

Беседовала Христина ПАРУБИЙ

Фото: з архива Андрея Кавфа

 

новости партнеров

25 февраля, 2021 четверг

24 февраля, 2021 среда

23 февраля, 2021 вторник

22 февраля, 2021 понедельник

25 февраля, 2021 четверг

24 февраля, 2021 среда

23 февраля, 2021 вторник

22 февраля, 2021 понедельник

21 февраля, 2021 воскресенье

20 февраля, 2021 суббота

Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Введите слово, чтобы начать