live
Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Юрий Прохасько: "Мы сейчас в том отрезке новочасности, когда отчаянно ищем источники репрессивности"

В Мемориальном музее Станислава Людкевича начали цикл встреч с публичными интеллектуалами

20 августа сюда пришел публицист, литературовед, психоаналитик и переводчик Юрий Прохасько

Журналистка " Эспрессо.Запад " посетила событие.

Недалеко от центра, среди зелени, расположен музей-усадьба Станислава Людкевича – одного из выдающихся украинских композиторов XX века. Сегодня здесь будет людно, однако надпись у ворот «вход только в масках» напоминает о карантине.

Во дворе уже расставили стулья, между которыми прогуливается черный пушистый кот. «Он остался от жены Людкевича. Зесьо звут его», – объясняет одна из сотрудниц музея.

У гостей есть возможность подняться со двора на холм и с высоты посмотреть на усадьбу. Когда посетители заняли места, к микрофону подошел директор музея Михаил Кобрин. Он сравнивает атмосферу сегодняшней встречи с Платоновской академией.

«Мы стараемся выстраивать новые форматы в условиях пандемии. Ограничений придерживаемся, потому что здоровье – это самое ценное, что есть у человека. И великое благо, что здесь есть сад. Я всегда чувствовал приверженность к садам. Всегда любил античность, и это мне напоминает Платоновскую академию: система дискуссий, разговоров, где не сидишь в помещении, где тебе указывают, поучают. А когда в дискуссии легко, непринужденно, и познаешь мир, человека. В нашем музее впервые одна из таких дискуссий. Это историческое событие, на котором вы присутствуете. Мы открываем новый тип встреч. Это встречи с известными людьми, известными художниками, которые расскажут о себе и своем творчестве. Сегодня здесь Юрко Прохасько – многогранная и интересная личность», – говорит Михаил.

К слушателям вышел гость с модераторкой – сотрудницей музея музыковедом Мартой Козий. Она рассказала, что летом здесь были встречи музыкальные, а сегодня будут звучать и музыка и тексты.

Юрий Прохасько согласен с директором в том, что истинный академический разговор – это разговор в саду.

«Музыкальные встречи для меня были более понятны. Я пианистка. Я не литератор. Но сегодня поговорим о свободе в музыке и литературе. О том, как они перекликаются, что их объединяет», – начала Марта.

«Поговорим о свободе настолько, насколько сможем, потому что она является материей требовательной и сложной. И не все способны на нее в равной степени», – ответил Юрий.

Модераторка говорит о Жан-Жаке Руссо, который сказал, что человеческий мир по определению является миром свободы: «Как же ее воспринимает каждый человек? Потому что когда получаем много свободы, то не знаем, что с ней делать. И Фрейд говорил, что если кому-нибудь дать больше свободы, а это ответственность, то ему она больше не будет нужна».

«Сам Фрейд был не слишком высокого мнения о нашей степени свободы. Потому что если представим весь корпус фрейдовскох текстов, то они могут занять целую полку, а если посчитать, сколько раз Фрейд в тех гигантских своих трудах, которые создал в течение более сорока лет работы, употребляет слово «свобода», то это получится всего семь раз. А Руссо, в свою очередь, наделал много хлопот. С одной стороны – высказал то, что витало в воздухе. Потому что в воздухе витало Просвещение. И оно, как я его понимаю, стало ответом на то положение вещей, что сложилось раньше. Оно требовало четырех вещей: разума, знания, равенства и свободы. То есть свобода стала не просто открытой тогда возможностью, а едва ли не требованием. Или ты человек современности и ты свободна, или ты не человек современности. Ибо современность – это нечто такое, что предполагает ту свободу. И мы сами за нее ответственны. Происходило это все в очень новой ситуации. Это смерть Бога, господина и смерть отца. Следовательно, только вначале можно было понимать, что свобода, которую присвоил себе деспот или король, заключается в том, чтобы забрать ее. Но это была только первая часть, потому что вторая была намного сложнее – решить, что с ней делать», – рассказывает Юрий.

Перед воротами музея останавливаются люди. Марта призывает их участвовать в событии. Дискуссия плавно перетекает в современность. В частности, к событиям в Беларуси.

«То, что в Беларуси идет речь о свободе, – несомненно. Осознают это белорусы и те, кто обращается к ним. И это обращения со свободой, которой ты никогда не имел, мне кажется, состоит из двух частей. Первое – тоска по свободе. Поскольку такой определение есть в белорусском языке, это долен быть образ. Даже если говорят, что якобы нет такого опыта, это не так. Опыт свободы есть всегда. Он может быть микроскопическим: в цветоводстве, садоводстве или просто разговоре. Но в переводе на свободу общественную, с одной стороны, измерение тоски означает, что нас лишали постоянно принадлежащего по праву. От требования свободы никуда не денешься. Неважно, где мы живем.

Второе, как я себе представляю, что белорусы считают, что на них все смотрят и ждут, отвоюете ли вы вашу свободу, – и мы будем считать вас принадлежащими к нашей современности. Если же нет, тогда скажем: жаль, не удалось. Вы не такие, как мы. Это очень обидно и болезненно», – комментирует Прохасько.

Как антоним к Беларуси модераторка приводит Америку. Когда, по ее словам, появляется искаженное понятие свободы. Выясняется, что в свободной Америке свободы мало.

«Я могу только фантазировать об этой стране. Как Кафка или Рот, которые никогда там не были. Поэтому мои представления об Америке такие же. Свобода в позднем либерализме сама себя кусает за хвост. Она требует быть равными братьями и сестрами. Когда мы свалили тирана и он не указывает, как жить, и когда нет между нами иерархии. Исходим из того, что все должны пользоваться той же свободой. Иначе – мы не братья. Свобода в Америке просит обратить внимание на все более мелкую и отдельную инаковость и исключительность. И если вы не признаете инаковость, то вы с тем тираном, которого считали убитым. Если не признаете страданий – посягаете на свободу. Это свидетельствует о том, что если даже тираны давно покорены и царит республика, то в структуре современности принято считать, что откуда-то берется репрессия. Где-то есть источники, которые надо устанавливать, идентифицировать. Здесь я вспоминаю отца Бруно Шульца, который впоследствии просто рассыпается. Каждый раз на более мелкие фрагменты. Он есть везде. Мне кажется, что мы в том отрезке современности, когда отчаянно ищем источники репрессивности в мелких фрагментах. Пытаемся их догонять и толочь», – объясняет гость музея.

Марта отмечает, что последние романы, которые переводит Юрий Прохасько, связаны с музыкой. Это тексты Йозефа Рома, Иоганна Гете.

«Речь идет не только о музыке, но и о свободе, поэтому я выбрал эту книгу для сегодняшнего чтения, поскольку Гете пишет «Выборочные родства» в тот момент, когда требования Руссо быть естественно свободным становятся громкими. Образ свободы в романе передан через поразительную метафору несвободы химических элементов. Можно ли перевести ее на людей? Есть ли здесь нечто подобное? Насколько люди свободны в отношениях, в частности любовных, или они также являются элементами этих безусловных притяжений и отталкиваний, на которые не могут дать ответа?» – говорит спикер.

Модераторка идет в музей и исполняет два коротких отрывка из музыки Франца Шуберта. Мелодии звучат из окон здания. В перерыве Юрий зачитывает отрывки перевода «Выборочные родства». На улице играют и шумят дети. Поют птицы. Вдали слышать сигнал трамвая. Время от времени в саду падают спелые яблоки и алыча.

Марта и Юрий подводят итоги разговора и отвечают на вопросы гостей. Переводчик говорит, что также хотел бы напомнить, что хозяин усадьбы Станислав Людкевича писал не только музыку, но и стихи. Знал толк не только в нотах, но и в словах.

«Кроме того, Людкевич знал, что такое хороший сад. Я недавно прочитал афоризм одного из современных английских цветоводов, который сказал, что совершенный английский огород должен выглядеть так, будто садовник умер десять дней назад. То есть должно возникнуть ощущение легкой запущенности. Только тогда чувствуется совершенство. Поэтому я восхищен садом и цветами композитора», – завершил разговор Юрий Прохасько.

новости партнеров

6 марта, 2021 суббота

5 марта, 2021 пятница

4 марта, 2021 четверг

6 марта, 2021 суббота

5 марта, 2021 пятница

4 марта, 2021 четверг

3 марта, 2021 среда

2 марта, 2021 вторник

1 марта, 2021 понедельник

28 февраля, 2021 воскресенье

Спутник ASTRA-4A 12073 МГц. Поляризация-Н. Символьная скорость 27500 Ксимв/с. FEC 3/4

Введите слово, чтобы начать